logo

ПОЭЗИЯ/Любецкая Анна

Анна Любецкая

Любецкая Анна

Санкт-Петербург

21 год

РУС

* * *

В городе остывших морей семь миллионов рыб.

Каждый день делает свой ушиб или изгиб.

Кофе вместо каши, смысл — побороть недосып.

Ищешь мотивы, эмоции, разгадываешь свой архетип.

Цели, перспективы, словно снег в декабре в СПб.

Солнца здесь не бывает, оно в тучевом коробе.

Недели летят в часы. Остановиться бы, приглядеться.

Этой зимой жизненно необходимо согреться.

Может нужно лишь отогреться:

разгореться уголькам каменного сердца?

Улицы, путаница, лица.

Хватит серой быть, Северная столица.

* * *

In a city of cooling seas there are seven million fish.
Every day leaves its own soaring bruise, a bend or a twist.
Coffee instead of porridge – all in order to beat lack of sleep.
Looking for reasons, emotions, deciphering own archetype.
Goals and prospects like mid-December snow in Saint-P.
Hidden in a thundercloud box, sun doesn’t happen here.
Weeks fly by in hours. I’d stop, I would look closer.
It is vital to warm up this winter, not get frozen.
Perhaps, all one needs is to thaw out:
To flare up with embers of stony heart?
Faces, bewilderment, roads.
Enough grey, my capital in the North.

* * *

Я сегодня видела самолёт из вчерашних стихотворений.

Лётчик продолжал смотреть на просторы огромной Вселенной.

Где-то на борту наверняка смеётся ребёнок,

В отделении ниже познакомились щенок и котёнок.

 

Отдельная параллельная реальность от двух часов до дня,

Незнакомцы проводят рядом, друг с другом, говоря

О том, что их больше всего тревожит, заботит,

О тех, кто из сердца даже в 10000 метров над землёй не выходит.

 

В самолёте — ты большая птица, часть единого организма, часть неба и облаков,

В самолёте — ты ближе к звёздам, планетам, чёрных дыр чердаков.

В самолёте — ты смотришь на мир и горы, снова в них влюбляясь.

В самолёте — мысли и переживания разложатся по полочкам, обновляясь.

 

И вот он наконец приземлился. Аплодисменты, трап, кислород.

Город утром тебе улыбнётся,

Вместе с ним — самолёт и пилот.

 

И в автобусе, рассматривая того малыша, что смеялся,

Позвонишь тем, кто важен и дорог:

«Я приземлился. Всё хорошо,

можешь не волноваться».

* * *

И проблему мы определили,

И Паустовского позиция ясна.

Только все слова не складываются воедино,

Получу за сочинение «два».

Я и этого не заслужила:

КПД за два урока — ноль.

Были мысли, комментарий, рифма,

Только текст мой, словно, «прогрызла» моль.

Не хочу писать я по шаблонам,

Не хочу стенами ограничивать себя.

Творчество — всему и вся основа,

Душу нужно вкладывать в слова.

Моё сердце бьётся монотонно,

А душа — видит девятый сон.

Не проснулась я ещё сегодня:

КПД за два урока = 0.

Мне стыдно, правда, очень стыдно!

Прошу прощения за подобный шаг.

Захотелось написать стихотворение,

А вот сочинение по тексту «не идёт» никак…

* * *

«Ты приезжай, по городу проведу. У нас много исторических зданий, в центре с закрытыми глазами найду. Ещё я жду и скучаю, хоть периодами исчезаю»

Дело за малым: рюкзак на плечо, вокзал, купила билеты — по старой схеме: не впервой срываться к нему в иную географическую систему.

Одна в автобусе, холод, ты на вокзале ждёшь. Встреча.

 

Едем на последнем городском до дома, чай тёплый ждёт. Предлагаешь «Майский», но исправляешь маркером на «Осенний». А в мыслях только: «О, да этот парень в теме». «Пойдём спать, утро вечера мудренее».

Прислушаться к сердцебиению, ритму жизни. Понимаю, что лучше не спрашивать о мыслях. Другой склад ума, нужно привыкнуть. Главное, чтобы это тепло не поникло.

Хоть коммуналка, в ремонте, зато есть собака с щенком.

Первая — после операции, еле ходит;

второй — играется, лает по своей методе.

И вроде всё как надо, день за днём.

Ты на работу, я в город, вечером — ужин, сон.

Бытовуха в отпуск, ту, которую ждала,

Пусть и такая, хоть кто-то за последние полтора.

Девичий мозг словно чулан с зельем: мысль разовьёт любую, плюсы найдёт, глаза закроет. Вкладыши ещё с жвачки вторят: «Любовь — это когда в холодный день одеялом укроет». Особенно, когда оно одно, а батареи не топят.

И как ирония: горячий шоколад по утрам пил только он.

Не жду спасибо за ужин, лишь дышу в унисон. Завтра уеду отсюда, через сколько мы снова будем вдвоём?

«Чего не спишь, уже ночь, завтра рано вставать», а в руках у тебя телефон и сообщения, о которых мне не нужно было узнать.

Кухня, осенне-майский чай, Вечерний Ургант.

Хочется сбежать.

Нужно ли вообще было приезжать?

 

Винтик сорван, меня ждёт очередной потоп.

— Хэй, дружок, беги скорей на руки, давай повоем хоть чуток:

О всём, что задевает и ломает, о тех, кто за секунды всё стирает.

— Ты мой хороший пёсик, я буду по тебе скучать.

В ответ в глаза наивно смотрит, бьет по ноге хвостом, не зная, что у меня в плацкарт билет на утро в составе основном.