logo

ПОЭЗИЯ/Ефремчев Алекандр

Алекандр  Ефремчев

Ефремчев Алекандр

Домодедово

23 года

РУС

Зима

Голые ветви со временем жизнь родят:

Почки распустят бутоны цветов и листьев.

Я в этот день не махну тебе, уходя…

Не повернусь, чтоб заплакать, тебя не увидев.

Просто внутри меня не придёт весны.

Будет и дальше искриться снег белоснежный.

Прячась от холода, я буду видеть сны:

В них я, счастливый, снова дарю тебе нежность.

Память о нас в самый тёмный ты угол брось.

Пусть покрывается пылью и паутиной.

Сделай — прошу — что мне сделать не удалось,

Чтоб и тебя не пожрала эта трясина.

Если на холоде стынуть — то только мне!

Сука-зима, ты не тронь её, молодую!

В этом аду только я буду твой клиент,

Мне и показывай, где тут раки зимуют.

Даже ценою жизни своей пустой

(Ставшей такой без её оголтелой ласки)

Сдерживать буду внутренний холод свой:

Скрою его под весёлой, улыбчивой маской.

Греть мою душу не смогут огни костров:

Эта зима даже лютый пожар задует.

Душу мне греет теперь только эта любовь,

Ставшая — парадоксально — моею вьюгой…

Голые ветви деревьев жизнь родят.

Только одно будет окружено снегами:

Ветви его под холодными шапками спят,

Теша себя не-по-зимнему тёплыми снами.

Winter

Eventually, branches will give birth
To buds releasing flowers and leaves.
Don’t await me waving goodbye to you forth,
I won’t even turn, as your absence kills.
There will be no spring inside me this time,
My winter’s snow will ever keep glittering.
And in my dreams, you will always be mine,
As my tenderness for you will be sweetening.
Abandon memories of our love
And let them die forgotten and neglected.
Please, manage what I could not do enough
May from that acidic swamp you be protected!
Snowy frosts of soul are only my domain,
Be gone, you winter, leave her face of youth alone!
Myself your only client I proclaim,
Let’s find the coldest place in such a hell forlorn.
Sacrificed can even be my empty life
(Her absence is the reason it became so)
To keep my coldness from an outside drive
And to hide it with a smile for some more.
My soul cannot be warmed with blazing fires:
This winter is defeating any burning flame.
From now on, love heats all my soul’s desires
This love’s a paradox of blizzard one can’t tame.
Branches will eventually give birth,
But there will only be one snow-coated tree.
Its roots are permeating the icy earth
While its core lives in a heartwarming dream.

РУС

ОСОЗНАНИЕ

Знал бы ты, мой друг, как это больно,
(Впрочем, не желаю тебе этого)
Предавать, обманывать — невольно.
Душу рвать вином и сигаретами.
Не ценить того, что было послано,
Рваться вклочья в старых сожалениях.
К прошлому тянуться неосознанно,
И при этом жаждать озарения.
Всё терять, и мучаться в истерике,
Веря, что судьба навеки проклята,
Чувствуя, что жизнь теперь потеряна,
И Душа изрублена, исколота…
Друг, я вижу свет настолько изредка,
Будто он лишь в прорезях меж тучами.
Выглянет — и снова тьма да изморось.
Ну зачем же он меня так мучает…
Как же мог мальчишка жизнерадостный,
Честный, и весёлый, и доверчивый
Обернуться тем, кто так безжалостно
Убивает в себе человечное…

Как же «хулигану лет шестнадцати»
Удалось погрязнуть в одиночестве,
Променяв все-все мирские радости
На печаль, и страх, и боль, и прочее?
Я всё осознал, мой друг, послушай же:
Каждому под силу выбрать сторону!
Ту, где вечно солнце греет души всем,
Или ту, где нас терзают вороны.
Значит я платил за свет бессовестно
Мраком, да по собственному выбору?
Дьявол! Я же сам для этой повести
Драму написал, и сам подыгрывал!
Что теперь? Как мне вернуться к светлому?
Как исправить шрамы душ изрезанных?
Вновь моё желание заветное:
Пламень жечь в душе моей растерзанной!
Солнца свет вбирать со всею жадностью,
Чтоб потом согреть им всех и каждого!
Вновь быть хулиганом — и безжалостно
Истреблять всё тёмное и страшное.
Водку пить — не чтобы впасть в забытие!
Драться — только с тем, кто нарывается.
Жить — чтобы любили, чтобы видели,
Как слепой прозрел и исправляется.
Друг мой, я отринул муки прошлого.
Мой удел отныне — жить для радости.
Радости творить добро. И, может быть,
Наконец избавиться от слабости.

REALISATION

This is so extremely painful, my friend
(And God forbid you’ll ever feel the same),
To betray or lie despite one’s own intent,
While cigarettes and wine are drowning you, in vain.
When you don’t appreciate the given,
And recall those old sores as still bleeding,
When your mind returns the past as being driven
By the hunger for eureka speeding.
When everything you lost makes you hysterical,
When you believe that you’re forever cursed,
When you realise not getting up is critical,
While your soul can’t make another burst.
My friend, the light I see is so short-living
As if it always hides behind the clouds.
After it goes, the dark is always coming,
It tears me apart like thousand hounds.
How could a boy so cheerful and merry,
Who always was so credulous and honest,
Turn out to be the one to bury
Everything he had, humane and strongest?

How come a teenage hooligan like me
Could suddenly become so lonely?
Why did he give up all his worldly pleasures
For the sorrow, fear, pain, and horror only?
Hear me, my friend, as now I understand it,
Anyone can choose their side with ease.
The one where everything is always splendid,
Or another one, with tormenting and sleaze.
Does it mean that I switched light for darkness,
By my own will and so shamelessly?
God, my choices were so poor and artless,
I put my drama into action perfectly…
How do I come back to light and happiness?
How can I heal all the scars my soul received?
My new desire’s here, it will not be effortless:
The flame will burn in the heart of mine relieved!
I will accumulate the sunlight in my soul
And present its warmth to those in need.
I’ll become a hooligan again and maul
All fearsome and dark ever indeed!
No longer alcohol will drown me,
No longer will I fight the innocent.
From now on, I will live for them to see:
My blinded heart is now forever vigilant.
My past no longer tortures me, and so
I live now to obtain best kind of joy –
I mean the joy of doing good. My soul
Will live without weakness and enjoy.