logo

ПОЭЗИЯ/Быков Павел

Павел Быков

Быков Павел

г. Москва

32 года

РУС

***

Бизоны бежали вдоль свода пещеры.
Бизоны застыли от острого взгляда
Ужасного, алчного призрака веры.
Бизоны стонали…

Горели костры, обжигая их шкуры.
На шерсти чернели, кровили ожоги.
Бизоны постигли великую мудрость
В тот час, когда были придуманы боги…

Заплакали камни в предчувствии смерти.
Лишь сны оставались от угольных линий.
В еще не начавшейся здесь круговерти
Бизонов убили…

Но стоит открыть мне глаза среди ночи,
Я вижу весь мир первобытной иконой,
Где каждый творит только то, что он хочет,
Где, может быть, я был одним из бизонов…

***

The bison were running along by the cave-wall.
The bison were pierced by a look that was freezing.
Faith’s horrible ravenous spectre engraved them.
The bison were grieving…

The fires leapt up and drew blood from their hide-work,
They sooted it, singed it and never relented.
Great wisdom revealed in its full to the bison
That merciless hour when gods were invented.

In death apprehension tears ran from the cave-stone.
The coal lines dissolved as if washed out by water.
The turmoil had hardly begun in its rave when
The bison were slaughtered…

Whenever I open my eyes in the night-time
I see all the world as a primitive icon
Where people do things that they want and no other,
Where I might have happened to be such a bison…

***

По воле невидимых прялок,
Космических экспериментов,
Узоры народов менялись
На тканях шести континентов,
Стремились с углов к середине
И снова плелись врассыпную –
На этой невечной картине
Был каждого шаг неминуем!
Одни выцветали бесследно,
Другие с изнанки узлами
Скрепляли богатство и бедность –
Держали на вечность экзамен.
Цветы проявлялись сквозь волны,
Квадраты ползли под зигзаги –
Причудливых линий покорность
Хранила ключ древности магий.
Однажды свершится картина,
Прикажет природа ли, Бог ли –
Узоры народов застынут
В один золотой иероглиф.

***

Меня запомнят чужие кухни
Горячим слухом своей души.
Ударит время — губа распухнет,
Шепнёт затяжка: «Айда пиши!»
Меня запомнит такая осень,
В которой плакать, поверь мне, грех.
Нас перекосит. А после скосят
Косою с сажень, конечно, всех.
Как много в мире хороших женщин,
Которым врётся, но не со зла,
Мужчин хороших, поверь, не меньше.
Сгорают люди навзрыд. Дотла!
И жизнь могла бы расти иначе —
По шерсти гладить, класть карты в масть.
Застолье.
Двое.
Напротив — мальчик.
Стареет быстро. Не в бровь, а в глаз

***

Птицы губ моих обветрены,
Соль без суши плоть их рвет,
Над волнами время – медленно.
Очень долог перелет!
Острова обетованные
Рук твоих – спасенье птиц!
Долгожданные, желанные –
Нежность солнечных теплиц!
Птицы жмутся поцелуями
К островам – твоим рукам!
Поцелуи неминуемы –
Странных птиц не отпускай!
Птицы в воздухе намучились,
Испугались без земли,
А теперь шторма ли, тучи ли –
Птицы берег свой нашли!

***

Материки столкнутся непременно,
Земля похожа станет на арену,
Как лист бумаги съежится земля,
И для двоих начнется жизнь с нуля.
Материки столкнутся, и удар
Из моря выпятит девятый вал,
Материки столкнутся, швами гор
Соединятся в новый разговор.
Покроются водой материки,
Не будет ни залива, ни реки –
Мир станет бесконечною водой,
А после понапишут про потоп.
Так будет повторяться много раз:
Придет вода, отхлынет, и жара
На нет сведет до неба взросший лес,
Материки утратят интерес
И жадное влечение друг к другу,
Но на земле все движется по кругу,
И вслед за засухой начнутся перемены –
Материки столкнутся непременно!